08.07.19

Сергей Комаров

«Говорите с нами, отцы!» Мысли мирянина о взаимоотношениях паствы и пастырей

Украинская Православная Церковь вошла в 2019 год с большим грузом внутренних и внешних проблем. Некоторые священники, миряне, и целые общины покинули ее. Духовенство подвергается разного рода давлению со стороны властей. Почти каждый день происходят попытки захвата храмов УПЦ. Некоторые приходы разделились изнутри по отношению к новой церковной структуре, не признанной мировым православием: ПЦУ.

Сложившаяся ситуация заставляет размышлять об отношениях священника и его паствы, о взаимных обязанностях двух полюсов церковной жизни: духовенства и мирян. Что сегодня миряне ждут от священника? Как нынешние события могут изменить модель этих отношений? Какие обоюдные ошибки были допущены за годы церковной независимости в Украине, и как их можно сегодня исправить? Эти непростые вопросы поднимает в своей статье киевский публицист и катехизатор Сергей Комаров.

***

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Еккл.3,1) – сказал Екклесиаст.

Сегодня пришло время проверки нашего христианства. Христос делает серьезную ревизию в Своей Церкви. Он вытаскивает на свет Божий все ветхое и прогнившее, удаляет ненужное и очищает заплесневевшее и замшелое.

Проверка касается всех уровней – духовенства белого и черного, церковных общин в целом и каждого мирянина отдельно. Началась большая чистка, которая будет продолжаться еще долго.

Вряд ли стоит с ложным пафосом утверждать, что в УПЦ все выдерживают проверку и выглядят хорошо. Увы, есть люди и из духовенства, и из мирян, которые ушли от нас, и ушли некрасиво. Кто-то поставил Украину выше необходимости послушания своему церковному священноначалию, у кого-то главную роль сыграли соображения материального характера. Мы скорбим о них, и молимся об их возвращении. Но, слава Богу, таковых немного.

А с теми, кто остался, хочется обсуждать наши проблемы и рассуждать о том, как жить дальше. Всем нам – и духовенству, и мирянам. Ведь Церковь – это все мы.

***

Если говорить о «проверке», то что же проверяется сегодня прежде всего? Ответ: качество наших приходских общин. Именно через испытание общин Господь оценивает нас на предмет разницы между тем, чем мы должны быть, и тем, чем являемся мы на деле.

Община создается взаимным трудом духовенства и мирян. Но 80% успеха зависит от настоятеля. Как говорится: «каков поп, таков приход». Эту мысль можно проиллюстрировать примером, который встречается довольно часто.

В одном районе города находятся два храма. Один стоит в километре от другого. В одном и другом настоятели приблизительно одинакового возраста, может быть даже выпускники одной семинарии.

Но в первом храме народу в воскресенье так много, что негде встать, а во втором у священника даже и пономаря нет. В первом есть и старики, и молодежь, и люди зрелого возраста, а во втором молятся только старушки. В одном кипит внебогослужебная жизнь – работают разные кружки и школы, в другом после Литургии тишина и пустота.

В чем, или, лучше сказать, в ком дело? Понятно, что в настоятеле. Работу настоятеля – качество его общины — и проверяет сейчас Господь, попуская действовать против нас силам зла. Храмы, которые остались приходами и не выросли в настоящие общины, легко будет забрать церковным рейдерам. Но туда, где люди научены вере, любят своего настоятеля, любят друг друга и служат друг другу, врагу будет труднее пробраться. Если бандиты заявятся туда со своими «болгарками», у них не будет никаких шансов.

Что мы построили за более чем 25 лет церковной свободы? Стал ли пастырь на своем приходе настоящим духовным отцом, родил ли он людей для новой жизни во Христе, собрал ли он верующих вокруг Чаши и Евангелия? Или же просто был и остается обрядоисполнителем? Изменилось ли внутреннее состояние прихожан за годы пребывания на приходе? Соединились ли они в единый и мощный организм духовной любви – в общину? Научились ли отдавать что-то Богу и людям, а не только потреблять?

На все эти вопросы заставляет нас дать ответ нынешний день.

***

Наш народ любит батюшку. Батюшке многое простят. Батюшка не пропадет ни в городе, ни в селе. Батюшка всегда нужен. Но если бы еще все наши батюшки работали с людьми, собирали их, учили, разговаривали с ними – священники бы стали лидерами народных симпатий и преобразили бы наше общество изнутри!

Несмотря на изжитки советского атеизма, уровень религиозности наших людей остается довольно высоким. При таких показателях наше духовенство могло бы иметь перед народом авторитет самого высокого качества – духовный авторитет. Могло бы иметь, если бы в свое время народ был бы научен пастырями.

Наш народ обладает глубокой, отзывчивой душой, которая тянется к Богу. И этой душе нужно дать пищу – слово Божие!

Пожалуйста, говорите с нами, отцы! Мы так хотим, чтобы вы нас учили, беседовали с нами, обсуждали с нами вопросы духовной жизни и семейной этики, говорили об искусстве и науке, истории и политике (да, да, и о политике тоже!) Мы хотим слушать вас, спрашивать вас и получать ответы, читать книги вашего сочинения, изучать вместе с вами слово Божие. Мы бы так желали, чтобы вы были нашими учителями во всем! А для начала – попросту начали говорить с нами. И через проповедь в храме, и в беседах во внебогослужебное время.

Тогда бы изменилось многое. Очень многое! Прежде всего, приходы по своему качеству превращались бы в общины. И это изменение было бы выгодным прежде всего вам, дорогие наши священники.

***

После революции 1917 года борьба новой власти против Церкви началась с арестов и расстрелов священников — потом уже за ними пошли верующие миряне. Вначале были протоиерей Иоанн Кочуров, протоиерей Философ Орнатский, митрополит Владимир (Богоявленский), другое духовенство, а уже затем сотни и тысячи мирян, пострадавших за веру.

Действия власти против Церкви сегодня – это удар по духовенству прежде всего. Священников сейчас массово вызывают в СБУ, открывают против них уголовные дела, травят в СМИ. Они – лицо Церкви. И те, кто ненавидит Церковь, в это лицо хотят ее и ударить.

Церковное рейдерство также становится проблемой номер один именно для священников. Если прихожане лишаются храма, они могут поехать на Литургию в соседнее село, или же позвать батюшку провести богослужение у кого-то в доме. Но для священника потеря храма – гораздо более серьезная проблема. По сути, это лишение источника дохода, а часто и потеря жилья (если батюшка жил при храме).

В этой ситуации так и хочется сказать: крепитесь, отцы, мы с вами! Вам выпала великая честь пострадать за Господа, и мы будем с вами до конца. Мы любим вас, и все, что попустит Господь на вашу долю, мы обязательно разделим с вами. Когда священник действительно ведет свою паству ко Христу, паства всегда с радостью будет защищать его, и даже умрет вместе с ним, если это будет нужно.

 Кстати, в истории церковных гонений ХХ века были случаи, когда особо любимых священников спасала их паства. Яркий пример – священноисповедник Георгий Коссов, духовное чадо преподобного Амвросия Оптинского. Он очень много делал для крестьян: построил школу, создал приют для девочек-сирот. Отец Егор был праведным человеком – сам Иоанн Кронштадтский советовал обращаться к нему. Неоднократные попытки арестовать этого пастыря всегда проваливались: народ стеной вставал на его защиту. Хотя от ареста священник все же не уберегся, он все-таки был арестован гораздо позже, в конце 20-х годов, и умер своей смертью.

***

Связь настоящего пастыря с пасомыми выше плотского родства. И это всегда чувствуют как сами священники, так и их духовные дети. Недаром епископ Вениамин (Милов) в своей книге «Пастырское богословие с аскетикой» написал следующее:

«Таинство Священства подобно Таинству Брака и сочетает священника и паству в неразрывное целое. Отсюда понятно и обрядовое сходство Таинства Священства с брачным союзом — по подобию чувств всепрощающей любви, соединяющей мужа с женой, пастыря с паствой. … В древности на этом основании и епархия, лишившаяся своего пастыря, называлась вдовствующею. Судя по евангельским данным, Иоанн Креститель называет себя другом Жениха Христа, а паству его — Церковь — невестою (см.: Ин. 3, 29). Обычные пастыри в отношении пасомых занимают положение отождествляющих себя с ними до утраты «я» и образования нерасторжимого «мы».

Вспоминаются слова Златоуста, которые он сказал своей пастве перед отправлением в ссылку: «Никто не может разлучить нас; что Бог сочетал, то человек разделить не может… Завтра я выйду на богослужение с вами… мы — одно тело. Мы разделены местом, но соединены любовию, и самая смерть не может разлучить нас».

Если наша церковная жизнь будет устроена правильно, наши отношения с пастырями будут именно такими. Тогда не страшно и умирать за Христа, и даже сладко умереть за Него, потому что с тобой рядом икона Христа, Его образ – священник Божий.

***

События, происходящие сегодня в Украине, заставляют сделать некую переоценку ценностей по отношению к церковной жизни. А именно: начинаешь как-то по-новому любить и ценить самого обычного батюшку, пусть даже и со всеми его возможными недостатками. Понимаешь, что без него не будет полноценной церковной жизни; понимаешь, что он дар Божий, которого можно и лишиться.

Да и сами священники рассказывают, что теперь, когда привычный образ комфортного существования рушится, они по-другому начинают смотреть на свое служение. И это тоже хорошо. За все слава Богу.

Главное, быть вместе и служить Христу. Апостол Павел, рассуждая о Церкви, писал коринфянам: «Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос» (1Кор. 12,12). Епископы, духовенство и миряне, все мы составляем одно Тело Церкви, глава которого – Христос. В каждой церковной общине воплощается Церковь.

 Мы любим вас, отцы. И благодарны за то, что вы выбрали такое нелегкое служение, что терпите нас, несете свой священнический крест во время гонений, и принимаете первые удары на себя. Мы не оставим вас, а вы не оставляйте нас. Если мы вместе примем от Христа то, что Он нам попускает перенести сегодня – сим непременно победим.

Источник:

Пастырь и паства. №1(4) 2019